Досье

Дело адвокатов Алексея Навального

В настоящей справке мы рассматриваем преследование адвокатов Алексея Навального по ч. 2 ст. 282.1 УК РФ («Участие в экстремистском сообществе», до 6 лет лишения свободы), которое является частью масштабного дела об «экстремистском сообществе», но было выделено в отдельное производство.

Полное описание

Против лидера российской оппозиции Алексея Навального было возбуждено беспрецедентное число политически мотивированных уголовных дел — более десяти. С января 2021 года он находился в заключении, и 16 февраля 2024 года погиб в колонии особого режима за полярным кругом, отбывая свой 19-летний срок. Но многочисленные уголовные дела против коллег и сторонников Навального продолжаются. Одни из них отбывают многолетние сроки в колониях, другие находятся под судом, некоторые арестованы заочно и объявлены в международный розыск. 

Мы подготовили несколько аналитических справок по делам, связанным с Алексеем Навальным:

Общий обзор преследования Алексея Навального

Почтовое дело

Дворцовое дело

Дело об «экстремистском сообществе» сторонников Навального

Дело об «экстремистских организациях» сторонников Навального

Дело о финансировании ФБК

В настоящей справке мы рассматриваем преследование адвокатов Алексея Навального по ч. 2 ст. 282.1 УК РФ («Участие в экстремистском сообществе», до 6 лет лишения свободы), которое является частью масштабного дела об «экстремистском сообществе», но было выделено в отдельное производство.

Кобзев Вадим Дмитриевич родился 9 марта 1983 года, жил в Москве, женат, воспитывает троих несовершеннолетних детей, адвокат. Обвиняется по ч. 2 ст. 282.1 УК РФ («Участие в экстремистском сообществе», до 6 лет лишения свободы). Находится под стражей с 13 октября 2023 года.

Липцер Алексей Евгеньевич родился 12 декабря 1986 года, жил в Москве, женат, воспитывает малолетнего ребёнка, адвокат. Обвиняется по ч. 2 ст. 282.1 УК РФ («Участие в экстремистском сообществе», до 6 лет лишения свободы). Находится под стражей с 13 октября 2023 года.

Сергунин Игорь Сергеевич родился 10 января 1978 года, жил в Москве, вдовец, воспитывает несовершеннолетнего ребенка, адвокат. Обвиняется по ч. 2 ст. 282.1 УК РФ («Участие в экстремистском сообществе», до 6 лет лишения свободы). Находится под стражей с 13 октября 2023 года.

Михайлова Ольга Олеговна родилась 27 июля 1973 года, жила в Москве, адвокат. Обвиняется по ч. 2 ст. 282.1 УК РФУчастие в экстремистском сообществе», до 6 лет лишения свободы). Уехала из России, объявлена в розыск.

Федулов Александр Владимирович родился 5 июля 1987 года, адвокат. Обвиняется по ч. 2 ст. 282.1 УК РФУчастие в экстремистском сообществе», до 6 лет лишения свободы). Уехал из России, объявлен в розыск.

Описание дела

Дело об «экстремистском сообществе» Навального в целом

28 сентября 2021 года стало известно о появлении очередного дела против Алексея Навального. Его вместе с целой группой лиц обвинили по ст. 282.1 УК РФОрганизация экстремистского сообщества»): как сообщалось, самому Навальному, а также его соратникам Леониду Волкову и Ивану Жданову вменялась ч. 1 этой статьи («Создание экстремистского сообщества»), а «участниками» (ч. 2 той же статьи) следствие сочло Любовь Соболь, Георгия Албурова, Руслана Шаведдинова, Вячеслава Гимади, Павла Зеленского, Рустема Мулюкова. Также было указано на участие в «преступлении» «иных лиц».

9 ноября 2021 года у соратников Навального прошла серия обысков, стало известно о задержании и аресте по этому делу уфимской оппозиционерки Лилии Чанышевой. Ей было вменено участие в создании экстремистского сообщества (ч. 1 ст. 282.1 УК РФ). 

В декабре 2021 из числа находившихся в России сторонников Навального фигурантами дела об экстремистском сообществе стали Егор Бутаков, Елизавета Бычкова, Вадим Останин, Захар Сарапулов, Ксения Фадеева и Ольга Школина. В отношении них были избраны меры пресечения, не связанные с лишением свободы. В марте 2022 года были взяты под стражу бывший технический директор YouTube-канала «Навальный LIVE» Даниэль Холодный и бывший глава штаба Навального в Алтайском крае Вадим Останин, ранее находившийся под запретом определённых действий.

В сентябре 2022 года стало известно, что обвинение было также заочно предъявлено Алексею Ворсину, бывшему координатору штаба Навального в Хабаровске. В ноябре были объявлены в розыск экс-координаторы ещё трёх штабов — Сергей Беспалов (Иркутск), Станислав Калиниченко (Кемерово) и Илья Данилов (Липецк). 

По версии следствия, утверждённой впоследствии обвинительными приговорами судов, «не позднее 2014 года Навальный, являясь учредителем НО “Фонд борьбы с коррупцией” (признана экстремистской и ликвидирована на территории Российской Федерации), с целью осуществления экстремистской деятельности, направленной на изменение основ конституционного строя в Российской Федерации, подрыва общественной безопасности и государственной целостности Российской Федерации, создал экстремистское сообщество и руководил им. В указанный период времени к преступной деятельности Навального присоединились Волков и Жданов.

Для обеспечения деятельности экстремистского сообщества, в том числе его финансирования, а также создания условий для совершения преступлений экстремистской направленности, вовлечения новых участников организаторами были учреждены 8 некоммерческих организаций — фондов и коммерческие организации, являвшиеся структурными подразделениями сообщества.

В целях расширения сферы преступной деятельности в 2017 году создано общественное движение “Штабы Навального” для осуществления деятельности сообщества в 37 регионах России. Основным куратором и руководителем “Штабов Навального” являлся Волков, представляющий “Федеральный штаб” в городе Москве. В период с 2014 по 2021 гг. в состав сообщества вошли Соболь, Албуров, Шаведдинов, Гимади и иные лица, а также руководители и сотрудники штабов в регионах.

В целях пропаганды преступной деятельности в сети Интернет созданы: сайт “Фонд борьбы с коррупцией”; сайт общественного движения “Штабов Навального”; собственный канал на видеохостинге “YouTube” “Алексей Навальный”, а также использовались социальные сети “Твиттер”, “Инстаграм”, “Фейсбук” и др.

Противоправная деятельность экстремистского сообщества была направлена на дискредитацию органов государственной власти и проводимой ими политики, дестабилизацию обстановки в регионах, создание протестного настроения у населения и формирование общественного мнения о необходимости насильственной смены власти, организацию и проведение протестных акций, перерастающих в массовые беспорядки.

С этой целью в период с 2014 по 2021 гг. руководители и участники экстремистского сообщества систематически проводили на территориях субъектов Российской Федерации несогласованные публичные мероприятия, в ходе которых осуществлялись призывы к экстремистской и террористической деятельности, совершались противоправные действия, влекущие нарушение прав и свобод человека и гражданина, причинялся вред общественному порядку и общественной безопасности.

Решением Московского городского суда в текущем году ликвидировано НО “ФБК”, НО “Фонд защиты прав граждан” и запрещена деятельность общественного движения “Штабы Навального” в связи с признанием их экстремистскими организациями».

Комментируя выдвижение против Алексея Навального и его сторонников обвинений по ст. 282.1 УК РФ, Следственный комитет указал, что руководители и участники «экстремистского сообщества» совершили следующие преступления экстремистской направленности:

  • создание Навальным некоммерческой организации, выполняющей функции иноагента, (ФБК) и руководство ей совместно с Волковым и Ждановым;
  • призывы к совершению противоправных деяний — участию в несогласованных митингах (ч. 2 ст. 239 УК РФ); 
  • размещение Волковым и Ждановым в Интернете, уже после принятия судом решения о запрете деятельности ФБК, видеоролика, в котором они призывали неограниченный круг лиц осуществлять финансирование «Команды Навального» путём перечисления денежных средств и криптовалюты (ч. 1 ст. 282.3 УК РФ); 
  • размещение Волковым и иными неустановленными сторонниками Навального в Интернете публикаций с призывами к несовершеннолетним об участии в несогласованных митингах 23 января 2021 года (ч. 2 ст. 151.2 УК РФ); 
  • участник «Штаба Навального» Мулюков в Уфе 12 июня 2017 года выступил перед гражданами с призывами к совершению насильственного изменения основ конституционного строя путём проведения революции на территории РФ (ч. 1 ст. 280 УК РФ); 
  • участник «федерального» «Штаба Навального» в Москве Зеленский в октябре 2020 года разместил в Интернете публикации, в которых побуждал к борьбе против существующей государственной власти с использованием насильственных действий (ч. 1 ст. 280 УК РФ).

4 августа 2023 года судья Мосгорсуда Андрей Александрович Суворов приговорил Алексея Навального к 19 годам колонии особого режима по «делу о создании экстремистского сообщества». Выездное заседание Мосгорсуда проходило непосредственно в ИК-6 во Владимирской области.

Подробнее обо всех известных на текущий момент фигурантах большого дела «экстремистского сообщества» и о вынесенных обвинительных приговорах в их отношении можно узнать из нашей справки.

Дело адвокатов Навального

Мы посчитали необходимым отдельно рассмотреть дело об участии в экстремистском сообществе адвокатов, выделенное в отдельное производство из дела Навального, в связи с его особой значимостью для российского гражданского общества, адвокатского сообщества и системы правосудия.

О появлении такого дела стало известно 13 октября 2023 года, когда Вадим Кобзев был задержан в Коврове (Владимирская область) возле колонии № 6, куда он приехал для участия в одном из процессов Навального. Одновременно в Москве прошла серия обысков у Кобзева, Алексея Липцера и Игоря Сергунина. Обыски были проведены по месту жительства каждого из них и в адвокатской коллегии «Далет», где состоят Липцер и Сергунин, а также ещё один адвокат Навального — Ольга Михайлова. 

Алексей Навальный, оставшись без адвокатской помощи на процессе, в котором должен был принимать участие Вадим Кобзев, ходатайствовал о переносе заседания. В суде он заявил, что обыски у его адвокатов показывают, в каком состоянии находится законность в России. «Только что поступила информация, которая, конечно, прекрасно характеризует не только мой процесс, но и вообще состояние законности в России. Как и в советские времена, преследуют не только политических активистов и превращают их в политических заключенных, но и их адвокатов».

Вечером 13 октября в Басманном суде Москвы прошли заседания по избранию меры пресечения троим адвокатам. Судьи Евгения Сергеевна Николаева (дела Сергунина и Липцера) и Елена Анатольевна Ленская (дело Кобзева) объявили все процессы закрытыми и отправили адвокатов в СИЗО на два месяца. 

На момент ареста достоверно было известно только о статье обвинения — ч. 2 ст. 282.1 УК РФ («Участие в экстремистском сообществе»). Адвокат Андрей Гривцов, защищающий Кобзева, после суда сообщил прессе, что находится под подпиской о неразглашении данных предварительного расследования и не может комментировать детали обвинения.

В день ареста адвокатов Кобзева, Липцера и Сергунина выяснилось, что их коллега Ольга Михайлова находится за пределами РФ. По её словам, поездка на отдых с дочерью была давно запланирована, и она собиралась вернуться. Но после арестов в Москве Михайлова изменила свои планы. 

Позднее, 16 октября 2023 года, стало известно, что ещё один адвокат Навального, Александр Федулов, срочно покинул Россию: он не явился в суд, который рассматривал иск ФСИН к Навальному о судебных издержках. Навальный присутствовал на заседании по видеосвязи из колонии, где он содержится. Поскольку в суде не оказалось ни одного защитника, заседание было перенесено.

В январе 2024 года Ольге Михайловой и Александру Федулову было заочно предъявлено обвинение по делу об участии в экстремистском сообществе. В начале февраля МВД объявило их в розыск. 15 февраля 2024 года Басманный суд Москвы заочно арестовал Михайлову и Федулова: им избрали меру пресечения в виде ареста на два месяца с момента экстрадиции в Россию либо с момента задержания. 

Позднее соратник Навального Иван Жданов поделился подробностями обвинения, которые, по его словам, взяты из материалов уголовного дела. При этом из соображений безопасности Жданов не указал, как они к нему попали. Согласно этой информации, обвинение утверждает, что адвокаты, «используя свой статус при оказании юридической помощи для доступа в исправительное учреждение, обеспечивали регулярную передачу информации между руководителями, участниками экстремистского сообщества и Навальным А. А., который тем самым продолжил осуществлять функции лидера».

По сведениям Жданова, следствие считает, что с помощью информации, переданной от Навального через адвокатов, его соратники опубликовали несколько видеороликов, в том числе:

  • Спецэфир «Женщины против войны» (8 марта 2022 года);
  • Спецэфир «Россия под ударом» (10 марта 2022 года);
  • «Конец войны близок — Кадыров в Мариуполе» (29 марта 2022 года);
  • «Новое наступление Путина» (31 марта 2022 года);
  • «На связи с Волковым — какой будет Россия после войны» (3 апреля 2022 года);

Жданов пояснил, что список роликов не исчерпывающий — при перечислении в документе указано «и другие». Он также утверждает, что, по версии следствия, ФБК распространял «призывы к террористической деятельности», «заведомо ложную информацию об использовании ВС РФ», «призывы к финансированию экстремистской деятельности» и информацию, которая содержала «реабилитацию нацизма».

Таким образом, в соответствии с информацией Жданова о материалах дела, Кобзев, Липцер и Сергунин якобы «вошли в состав экстремистского сообщества с намерением выполнять функциональные обязанности по обеспечению его деятельности (снабжение информацией, ведение документации и т. п.)».

Как рассказал Жданов, период «преступной», по мнению Следственного комитета, деятельности адвокатов — с марта 2021 года по август 2023 года. Стоит отметить, что адвокат Михайлова постоянно работала с Алексеем Навальным с 2007 года, Кобзев — с 2011, в то время как Липцер и Сергунин посещали политика во время его заключения в колонии в Покрове Владимирской области, то есть в 2021-2022 годах, и на момент ареста уже не являлись адвокатами Алексея Навального.

Насколько известно по состоянию на май 2024 года, никто из адвокатов не признаёт своей вины.

16 ноября 2023 года Росфинмониторинг внёс адвокатов Вадима Кобзева, Алексея Липцера и Игоря Сергунина в перечень экстремистов и террористов.

Основания признания политзаключёнными

Фигура Алексея Навального

В течение ряда лет наш проект пристально следит за преследованием как самого оппозиционера Алексея Навального, так и его сторонников.

Алексей Навальный — популярный российский общественный деятель и оппозиционный политик, погибший 16 февраля 2024 года в колонии особого режима ФКУ ИК-3 УФСИН в посёлке Харп Ямало-Ненецкого автономного округа. Основными направлениями его политической работы изначально были антикоррупционные расследования и борьба за честные выборы. 

Алексей Навальный начал приобретать статус самого популярного оппозиционного политика с 2009 года, когда он опубликовал собственные расследования хищений в банке ВТБ и в «Транснефти». В это же время он основал проект «РосПил», посвящённый борьбе со злоупотреблениями в госзакупках, позже стал учредителем Фонда борьбы с коррупцией (ФБК). С этого же времени начинаются репрессии в его отношении. С начала 2010-х годов Навальный был обвиняемым, ответчиком и свидетелем по ряду уголовных, административных, гражданских и арбитражных дел, которые международные правозащитные организации считают политически мотивированными. Наиболее резонансные из них — «Дело Кировлеса» и «Дело Ив Роше». По обоим делам Европейский суд по правам человека вынес решения в пользу Навального, констатировав, что решения, принятые внутригосударственными судами по уголовным делам, были «произвольными и необоснованными». Также ЕСПЧ признал политически мотивированными несколько задержаний и административных арестов Навального.

Подробнее об истории преследования Алексея Навального можно узнать на сайте проекта.

20 августа 2020 года на Алексея Навального было совершено покушение с применением нервно-паралитического вещества из группы «Новичок». Расследование, проведённое журналистами изданий The Insider, Bellingcat, CNN и Der Spiegel при участии сотрудников ФБК, обнаружило доказательства причастности к отравлению нескольких сотрудников ФСБ.

Несмотря на явные угрозы жизни и безопасности, Навальный, пройдя лечение в Германии, принял решение вернуться в Россию. В январе 2021 года Алексей был задержан прямо в аэропорту, сразу после приземления. Формальным поводом для задержания стало якобы имевшее место нарушение условий отбытия условного срока по «делу Ив Роше», который должен был закончиться 30 декабря 2020 года. С тех пор оппозиционер не покидал места заключения.

Правозащитный центр «Мемориал» в своём заявлении от 18 января 2021 года назвал задержание Навального политически мотивированным произволом и расправой. «Мемориал» признал Алексея Навального политическим заключённым и потребовал его немедленного освобождения. Аналогичные заявления сделали многие международные структуры и организации.

Уже 2 февраля 2021 года Симоновский районный суд Москвы постановил заменить Навальному условный срок на реальный, приговорив к заключению в колонии общего режима на 2 года и 8 месяцев.

Дело о мошенничестве с пожертвованиями, объединённое с делом об оскорблении судьи, слушалось в колонии во Владимирской области, где Навальный отбывал срок по делу «Ив Роше». Там же 22 марта 2022 года Лефортовский суд Москвы огласил приговор — 9 лет колонии строгого режима.

4 августа 2023 года Мосгорсуд приговорил Алексея Навального к 19 годам колонии особого режима по «делу о создании экстремистского сообщества». Выездное заседание Мосгорсуда проходило непосредственно в ИК-6 во Владимирской области. Подробный анализ «дела об экстремистском сообществе» сторонников Навального можно прочитать на сайте Проекта.

Необоснованность признания структур Навального экстремистскими

Всё новые уголовные дела в отношении руководства и сотрудников ФБК, незаконно признанного иностранным агентом, а затем и экстремистской организацией, а также иных сторонников Навального, очевидно, имеют двойную функцию, используясь как в пропагандистских целях, так и для воспрепятствования законной политической и общественной деятельности политика и его соратников.

Многочисленные уголовные дела стали формальным поводом для проведения бесконечных обысков в офисных и жилых помещениях, связанных со сторонниками Навального, и для изъятия компьютерной техники в них. В конечном итоге они сделали невозможной работу любых политических структур Навального в России и привели к тому, что сам Алексей Навальный и часть его сторонников были подвергнуты политически мотивированному лишению свободы и таким образом фактически изолированы, а другая их часть вынуждена была покинуть Россию.

Утверждение о том, что ФБК и другие структуры Алексея Навального создавались не для выполнения заявленных задач (то есть для осуществления антикоррупционных расследований и других форм публичной общественной деятельности), а со скрытыми целями насилия и причинения вреда здоровью граждан или, как утверждает следствие, являлись частью некого «экстремистского сообщества», абсурдно, независимо от того, какие схоластические и казуистические обоснования своей позиции представляет СК РФ. Об этом говорит как мониторинг преследования ФБК, так и вся известная деятельность этой организации, которая действовала публично, сдавала отчёты в Минюст РФ и не скрывала свою работу и её методы от СМИ. Публично и открыто действовала и сеть штабов Навального.

9 июня 2021 года Мосгорсуд принял решение о признании экстремистскими организациями «Фонда борьбы с коррупцией» (ФБК), «Фонда защиты прав граждан» (ФЗПГ) и «Штабов Навального» и запрете их деятельности. Мы подготовили подробный анализ материалов этого дела и утверждаем, что в нём отсутствуют доказательства реальной экстремистской деятельности структур Навального.

Фактически все собранные следствием доказательства сводятся к трём большим группам:

  • осмотр Интернет-страниц различных ресурсов структур Алексея Навального, где следствие произвольно обнаруживает признаки экстремизма, ничем не подкрепляя свои выводы;
  • акты многочисленных проверок структур Навального, в ходе которых среди миллионов поступающих донатов время от времени обнаруживались незначительные платежи от иностранных граждан. Эти переводы (зачастую имевшие признаки провокаций) стали поводом внесения структур политика в список «иноагентов», однако экстремистской деятельности проверки не показали. Наоборот, в акте проверки от 2020 года указано: «в ходе проведения проверки Фонда фактов проявления экстремистской деятельности не выявлено».
  • сведения о привлечении к уголовной или административной ответственности отдельных лиц — как сотрудников структур Навального, так и людей, чья причастность к деятельности ФБК или Штабов вообще никак не доказана и даже не описана.

Подробнее с «делом экстремистской организации» можно ознакомиться на нашем сайте. 

Изучив материалы дела, открытые для публики, мы пришли к выводам, схожим с выводами наших коллег из Исследовательского центра «Сова»

«Отметим, что призывы к массовым беспорядкам, реабилитация нацизма, нарушения закона о митингах, участие в деятельности нежелательной организации и создание объединения, деятельность которого сопряжена с насилием над гражданами, сами по себе не отнесены законодателем к экстремистской деятельности. Исключение составляют приговоры по соответствующим уголовным статьям, в которых учтён мотив ненависти или вражды.

Что касается осуществления экстремистской деятельности как таковой, то у нас нет данных, которые указывали бы на то, что сотрудники штабов Навального, ФБК и ФЗПГ систематически привлекались за неё к ответственности. Между их деятельностью и единичными приговорами по “экстремистским” статьям УК, вынесенными подписчикам штабов и ФБК в соцсетях, с нашей точки зрения, не прослеживается причинно-следственной связи. Мы полагаем, что нет никаких оснований относить к деятельности штабов Навального любые острые политические дискуссии, которые вели пользователи соцсетей в их группах, и считаем решение о запрете этих организаций неправомерным».

Также мы подтверждаем нашу приверженность мнению, ранее уже декларированному в Заявлении Правозащитного центра «Мемориал»:

«Это решение не имеет никаких правовых оснований — даже с точки зрения российского антиэкстремистского законодательства, неоправданно широкого, размытого и репрессивного.

Ни в ставших достоянием гласности материалах дела, ни в самих действиях этих объединений нет ничего, что указывало бы на их “экстремистскую” деятельность. <…>

Мы считаем решение о запрете этих общественных объединений чисто политическим, нарушающим права и свободы граждан России. Оно грубо противоречит правам на свободу объединения, свободу собраний, свободу выражения мнений.

Его очевидным следствием станут новые противоправные политически мотивированные уголовные преследования и административные репрессии».

В связи со всем вышеизложенным мы считаем неправовыми решения о возбуждении уголовных дел в связи с созданием экстремистского сообщества и участием в нём против Алексея Навального, его соратников, а теперь уже и адвокатов.

При этом важно подчеркнуть, что в уголовных делах, связанных с участием как в «экстремистской организации», так и в «экстремистском сообществе», обвиняемым вменяются не сами по себе конкретные общественно опасные деяния, а, как правило, действия, которые трактуются как таковые только в связи с тем, что они осуществлялись в рамках т.н. «экстремистского объединения». Таким образом, все участники и руководители объединения, признаваемого экстремистским, несут коллективную ответственность за действия всех участников сообщества/организации, даже если они сами не принимали в них какого-либо участия.

При этом особенностью применения ст. 282.1 УК РФ является то, что руководители и участники «экстремистского сообщества» фактически узнают о том, что оно является таковым, только в момент предъявления им обвинения в организации его деятельности или в участии в нём. Это позволяет оценивать правоприменительную практику по этой статье как потенциально ещё больше нарушающую права привлекаемых по ней даже по сравнению с практикой применения ст. 282.2 УК РФ («Организация деятельности экстремистской организации»), предусматривающей возможность добровольного прекращения деятельности организации после признания её деятельности экстремистской решением суда. 

Эти выводы в полной мере относятся к уголовному преследованию адвокатов Вадима Кобзева, Алексея Липцера и Игоря Сергунина. Их обвинили в участии в экстремистском сообществе из-за их законной профессиональной деятельности.

По состоянию на середину 2024 года мы не располагаем исчерпывающей информацией о том, каким образом следствие планирует доказывать сам факт передачи адвокатами конкретных сообщений от Алексея Навального его сторонникам и наоборот.

Согласно сведениям из неофициальных источников, в качестве доказательств в деле приводятся утверждения соратников Навального, что автором постов в его социальных сетях является сам Алексей. 

Перечисленные в первой части нашей справки видеоролики, созданные командой Навального, представляют собой двух-трёх часовые новостные и публицистические выпуски, посвящённые актуальной политической повестке, прежде всего, конечно, войне России в Украине. Насколько мы можем судить, в этих роликах не было голосовых включений самого Алексея Навального, не демонстрировались его рукописные тексты. Однако в роликах время от времени упоминается, что Алексей Навальный имеет то или иное мнение по актуальной проблеме или «написал пост». Каким образом следствие планирует доказать, что созданные при участии сотрудников ФБК и журналистов видео, посвящённые актуальным событиям в стране и на фронте, стали результатом переданных от Алексея Навального сведений или указаний, нам на данный момент неизвестно. Однако мы склонны согласиться в принципиальной оценке такой вероятности с Иваном Ждановым: «Какое, опять же, отношение к этому имеют адвокаты и что нам Алексей рассказывал о войне из колонии? Абсолютный бред. Он говорил, что нам надо записать какой-то ролик? Руководил через адвокатов: “запиши ролик про войну”? Все эти ролики событийные, это реакция быстрая. Это невозможно — даже если бы мы хотели через адвокатов что-то передать, то невозможно, чтобы эти адвокаты так быстро отреагировали».

Адвокат Ольга Михайлова в своём интервью изданию «Медуза» от 8 марта 2024 года рассказала, что в качестве обоснования для её заочного ареста суд использовал прослушку разговора с оппозиционером во время встречи в колонии. По словам Михайловой, обвинение представило в суд запись от 11 апреля 2023 года, где Навальный говорит: «Слушай, боюсь показаться параноиком, но, кажется, меня тут притравливают». В тот же день, 11 апреля 2023 года, в Twitter другого адвоката Навального Вадима Кобзева также появился пост о проблемах со здоровьем политика и предположением, что его «притравливают». Ольга Михайлова не отрицает, что это она опубликовала этот пост, поскольку блог в Twitter был их общим адвокатским каналом. Также она сообщает, что после этого разговора с подзащитным адвокаты подали соответствующие жалобы генеральному прокурору, директору ФСИН, уполномоченной по правам человека Татьяне Москальковой. По свидетельству Михайловой, именно в этих фактах следствие увидело доказательства её участия в экстремистском сообществе сторонников Алексея Навального.

После ареста Кобзева, Сергунина и Липцера (13 октября 2023 года) новый защитник у Навального появился только 18 октября. Однако в этот день адвокату удалось поговорить со своим подзащитным всего 5 минут прямо во время процесса в Ковровском городском суде. Алексей Навальный был подключён к процессу по видеосвязи из колонии, адвокату удалось зайти в зал суда в 15.40, тогда-то судья и объявила 5-минутный перерыв, чтобы политик смог познакомиться с новым защитником. 

В течение нескольких дней, прошедших с момента задержания адвокатов Навального и до посещения его в колонии новыми адвокатами, т.е. в тот момент, когда Алексея гарантированно не посещал ни один защитник, в социальных сетях продолжили появляться публикации от его имени (они датированы 16 и 17 октября). 

Маловероятно, что политик мог передать какой-либо текст новому адвокату во время их 5-минутной беседы по видеосвязи 18 октября, однако менее чем через сутки, 19 октября, в Telegram-канале «Навальный» была дана такая оценка «делу адвокатов»:

«Так проявляются трясущиеся коленки трухлявой путинской системы. Она хоть и пытается выглядеть надежной и твёрдой, как скала, всем (и ей самой, прежде всего) ясно: основы — достаточной поддержки граждан — у неё нет. Отсюда и эти истерические аресты.

…Я хочу сказать, что горжусь своей командой защиты. Всеми, кто в неё входил и входит. Это отличные профессионалы. Они делали свою работу, представляя интересы своего клиента в соответствии с законом и лучшими стандартами адвокатской этики. Они в пух и прах разносили любое очередное сфабрикованное обвинение против меня. Они вели огромную работу по обжалованию моих тюремных условий — за год около трёхсот судебных заседаний.

Обвинить их в том, что они передают “экстремистские сообщения”, просто нелепо. Уже очень давно все их записи фотографируются на входе и выходе. Любые документы от меня к ним и обратно цензурируются по три дня. Комната для встреч с адвокатами оборудована видео- и звукозаписью».

Аналогично условия прохода в колонию и посещения адвокатами Алексея Навального описывает депутат Московской городской Думы, адвокат Евгений Ступин: «Надо понимать, что все бумаги адвокатов по делу Навального тщательно досматриваются перед входом на свидание с подзащитным и при выходе. Я ощутил это на себе. Заходил в колонию к Навальному с книжкой Ленина, предполагал длительное ожидание допроса, потому взял чтение. Эту книгу несколько раз перешерстили, отсканировали металлодетектором и просмотрели каждую страницу. По обычным делам такого не происходит. Мало того, при диалоге адвокатов и Навального всегда присутствовал сотрудник ФСИН (в нарушение закона), то есть даже теоретически у Навального не было возможности передавать какие-то указания». 

Стоит отметить, что, согласно ч. 3 ст. 91 УИК РФ, «переписка осуждённого с защитником цензуре не подлежит, за исключением случаев, если администрация исправительного учреждения располагает достоверными данными о том, что содержащиеся в переписке сведения направлены на инициирование, планирование или организацию преступления либо вовлечение в его совершение других лиц. В этих случаях контроль писем, почтовых карточек, телеграфных и иных сообщений осуществляется по мотивированному постановлению начальника исправительного учреждения или его заместителя».

8 сентября 2022 года в социальных сетях Алексея Навального было опубликовано такое сообщение: «Вывели меня сейчас из камеры на комиссию, где начальство торжественно объявило: “Установлено, что вы не прекращаете заниматься своей преступной деятельностью, совершаете преступления прямо из мест лишения свободы. А с сообщниками общаетесь через адвокатов. Поэтому адвокатскую тайну в вашем отношении мы отменяем. Все входящие и исходящие адвокатские документы отныне будут подвергаться проверке длительностью три дня”. 

На мой удивлённый вопрос: “А можно уточнить, какие страшные экстремистские преступления я совершаю?” — было сказано: “А это секретная информация, вам её знать не положено, материалы проверки мы вам не дадим. Всё, что вам положено знать: адвокатская тайна на вас больше не распространяется”. 

Мало того, они крохотную щель для передачи документов в адвокатской комнате забили. Так что мы с адвокатами теперь общаемся через двойное пластиковое стекло, внутри которого решётка. Общение больше похоже на пантомиму, если честно. Здорово получается. Теперь, если адвокат хочет согласовать со мной проект жалобы на колонию, он должен отдать его самой колонии, та через три дня мне, а потом обратная трёхдневная дорога уже с моими правками. Очень удобно. Правда, от моего права на защиту, и так призрачного, уже и формально ничего не остается».

Таким образом, есть основания полагать, что уже с сентября 2022 года официально (неофициально, предположительно, ещё раньше) все переписки и переговоры оппозиционера с адвокатами контролировались сотрудниками ФСИН. При этом, как рассказал соратник Навального Иван Жданов, период «преступной» деятельности адвокатов в уголовном деле указан с марта 2021 года по август 2023 года.

Однако и ранее ни от адвокатов, ни от сотрудников ФСИН или других силовиков не было сообщений об обнаружении и изъятии у адвокатов запрещённых записей или документов при проходе в колонию или выходе из неё. Не появлялось информации о каких-либо официальных предупреждениях или претензиях в их адрес. Остаётся открытым вопрос, каким образом адвокаты, чьи разговоры, записи и документы находились под полным контролем силовиков, могли обеспечивать «регулярную передачу информации между руководителями, участниками экстремистского сообщества и Навальным А.А.». 

Если в дальнейшем у нас будет возможность изучить материалы дела, мы сможем проанализировать все детали обвинения. В настоящий момент в основу нашего заключения мы кладём вывод о неправомерном признании экстремистскими всех структур, созданных Алексеем Навальным и его соратниками. Мы заявляем, что любые обвинения, основанные не на конкретных доказанных фактах экстремистской деятельности, а исключительно на факте какого-либо участия лица в деятельности политических структур и организаций Навального, являются неправовым. Тем более это относится к деятельности адвокатов, чья работа связана с получением от клиента конфиденциальных сведений и представлением его интересов. Также по вышеизложенным обстоятельствам мы выражаем сомнения в самом факте передачи адвокатами каких-либо незаконных посланий от политика третьим лицам.

Исходя из имеющейся информации, у нас есть веские основания утверждать, что уголовное преследование защитников Алексея Навального является неправомерным вмешательством государства в их законную профессиональную деятельность и нарушением гарантий, установленных п. 1 и п. 3 ст. 18 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации, согласно которым «вмешательство в адвокатскую деятельность, осуществляемую в соответствии с законодательством, либо препятствование такой деятельности каким бы то ни было образом запрещается», а «истребование от адвокатов <….> сведений, связанных с оказанием юридической помощи по конкретным делам, не допускается».

Уголовное преследование защитников Алексея Навального нарушает также положения, закрепленные в Основных принципах, касающихся роли юристов (приняты восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями), в частности, п. 16: «Правительства обеспечивают, чтобы юристы: а) могли выполнять все свои профессиональные обязанности в обстановке, свободной от угроз, препятствий, запугивания или неоправданного вмешательства; b) могли совершать поездки и беспрепятственно консультироваться со своими клиентами внутри страны и за её пределами; и с) не подвергались судебному преследованию и судебным, административным, экономическим или другим санкциям за любые действия, совершённые в соответствии с признанными профессиональными обязанностями, нормами и этикой, а также угрозам такого преследования и санкций», п. 18: «Юристы не отождествляются со своими клиентами или интересами своих клиентов в результате выполнения ими своих функций» и п. 22: «Правительства признают и обеспечивают конфиденциальный характер любых сношений и консультаций между юристами и их клиентами в рамках их профессиональных отношений».

Независимый правозащитный проект «Поддержка политзаключённых. Мемориал», продолжающий работу ликвидированного государством Правозащитного центра «Мемориал», согласно международному руководству по определению понятия «политический заключённый», считает уголовное дело в отношении Вадима Кобзева, Алексея Липцера и Игоря Сергунина политически мотивированным, направленным на недобровольное прекращение их публичной профессиональной деятельности, а также на устрашение адвокатского сообщества, критиков власти и общества в целом, т. е. упрочение и удержание власти субъектами властных полномочий. 

Мы считаем, что преследование людей в связи с их поддержкой оппозиционного политика Алексея Навального и его политических проектов, а тем более преследование адвокатов за их профессиональную деятельность, отождествление адвокатов с их подзащитным, независимо от обоснованности преследования последнего, является незаконным и вопиюще нарушающим права на справедливый суд, свободу слова, свободу ассоциаций, право на защиту и иные права и свободы, гарантированные Конституцией РФ, Международным пактом о гражданских и политических правах или Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод.

Независимый правозащитный проект «Поддержка политзаключённых. Мемориал» считает Вадима Кобзева, Алексея Липцера и Игоря Сергунина политическими заключёнными и требует их немедленного освобождения и прекращения уголовного преследования. Ольгу Михайлову и Александра Федулова мы считаем незаконно преследуемыми по политическим мотивам.

Признание людей политзаключёнными и незаконно преследуемыми по политическим мотивам не означает ни согласия Независимого правозащитного проекта «Поддержка политзаключённых. Мемориал» с их взглядами и высказываниями, ни одобрения их высказываний или действий.

Подписать петицию поддержки.

Правозащитные заявления, касающиеся «экстремистского сообщества» Алексея Навального и его адвокатов:

11 июня 2021 года. ПЦ «Мемориал». О признании экстремистскими общественных объединений, связанных с Алексеем Навальным

14 октября 2023 года. Когда адвокату нужен адвокат. Заявление ЦЗПЧ «Мемориал» 

Публикации в СМИ

17 мая 2021 года. Настоящее время. «Коммерсант»: материалы дела о признании ФБК экстремистской организацией засекретили из-за личных данных силовиков

5 августа 2021 года. ИАЦ «Сова». Апелляционный суд утвердил запрет ФБК, ФЗПГ и штабов Навального

13 октября 2023 года. Медиазона. Адвокаты Навального в СИЗО. Кто такие Вадим Кобзев, Алексей Липцер и Игорь Сергунин

14 октября 2023 года. Новая газета. Быстро. Тихо. Без поддержки. Как в пятницу вечером арестовали адвокатов Навального — за то, что они делали свою работу

16 октября 2023 года. Медуза. Адвокаты Навального арестованы как «участники экстремистского сообщества»

16 октября 2023 года. Медуза. «Отныне защита приравнена к соучастию в преступлении»

17 октября 2023 года. Медиазона. «Сажусь первым я, а ты меня защищаешь» Один из арестованных адвокатов Навального — Алексей Липцер. Его близкий друг, журналист Павел Каныгин, рассказывает, почему Липцер не уехал из России, хотя понимал, что за ним придут

20 октября 2023. Forbes. Опасная профессия: о чём говорит арест адвокатов Навального

27 октября 2023. The Insider. Адвокат и дьявол. Почему Кремль взялся за «зачистку» адвокатуры и какими будут новые правила игры. 

5 февраля 2024 года. Медуза. Арестованный адвокат Навального Алексей Липцер пожаловался на сосудистые сетки и «странную сыпь» на ладонях. Врачи в СИЗО назвали эти симптомы выдумками

8 марта 2024 года. Медуза. «Мне многие говорили: не надо его защищать, он какой-то странный». Интервью Ольги Михайловой. Она 16 лет защищала Навального в судах — и чудом смогла избежать ареста (в отличие от других адвокатов политика)

Дата обновления справки: 10.05.2024 г.

Новости по теме

10 Апр, 2024 | 14:08

«Группировка» Алексея Навального

07 Мар, 2024 | 20:23

Суд в Москве продлил стражу адвокатам Вадиму Кобзеву, Алексею Липцеру и Игорю Сергунину

15 Фев, 2024 | 18:32

В Москве заочно арестовали двух адвокатов Навального

03 Фев, 2024 | 14:29

Двух адвокатов Алексея Навального объявили в розыск

16 Янв, 2024 | 18:20

Адвоката Ольгу Михайлову заочно обвинили в участии в экстремистском сообществе

16 Ноя, 2023 | 16:09

Троих адвокатов Навального внесли в список Росфинмониторинга

01 Ноя, 2023 | 16:37

Мы считаем политзаключёнными адвокатов Алексея Навального

14 Окт, 2023 | 15:40

Суд в Москве отправил под стражу троих адвокатов Навального по делу об экстремистском сообществе

13 Окт, 2023 | 12:27

В Москве и оккупированном Крыму проходят обыски у адвокатов

  • Архив
    Навальный Алексей Анатольевич
    Подробнее
  • Кобзев Вадим Дмитриевич
    Подробнее
  • Липцер Алексей Евгеньевич
    Подробнее
  • Сергунин Игорь Сергеевич
    Подробнее
  • Михайлова Ольга Олеговна
    Подробнее
  • Александр Федулов адвокат Навального. Поддержка политзеков. Мемориал
    Федулов Александр Владимирович
    Подробнее