Меньших Ольга Сергеевна

Меньших Ольга Сергеевна родилась 27 ноября 1964 года, жительница Москвы, гражданка РФ, медсестра, гражданская активистка. Обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 207.3 УК РФ («Публичное распространение под видом достоверных сообщений заведомо ложной информации, содержащей данные об использовании Вооруженных Сил Российской Федерации, в целях защиты интересов Российской Федерации и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности», до 5 лет лишения свободы). Находится под домашним арестом с 9 апреля 2024 года.

Полное описание

Сотрудники Следственного комитета  в Москве пришли с обыском в квартиру Ольги Меньших днём 8 апреля 2024 года, вскрыв дверь с помощью бензопилы и болгарки. По словам женщины, в квартире силовики надели на неё наручники, а находившегося дома у Меньших репетитора по английскому языку отказывались выпускать из помещения. По сообщениям знакомых Ольги, «всё в квартире было перевёрнуто вверх дном», силовики забрали всю технику, после чего Меньших увезли на допрос в Дорогомиловский межрайонный следственный отдел СУ СК по Западному административному округу, где ей предъявили обвинение по ч. 1 ст. 207.3 УК РФ. Ольга сообщила, что во время обыска, допроса и ночи, проведённой в ИВС до суда по избранию меры пресечения, ей более 16 часов не давали пить.

По данным «ОВД-Инфо», поводом для преследования стали два поста в VK — в них рассказывалось о действиях российских военных в Буче и Виннице. 

Сама активистка связывает возбуждение уголовного дела со своими ежедневными постами о смерти Алексея Навального и многократными посещениями кладбища, где похоронен политик. 

«ОВД-инфо» сообщает, что в суде по мере пресечения женщина свою вину и факт размещения вменяемых публикаций не признала, утверждая, что её аккаунт был взломан. Она рассказала, что работает медсестрой-анестезисткой в хирургическом центре им. Пирогова. Адвокат отметил, что на попечении у Ольги Меньших находится её 85-летняя мать.

9 апреля 2024 года судья Дорогомиловского районного суда Москвы Галина Николаевна Таланина отправила Ольгу Меньших под домашний арест. 

На постановление судьи подана апелляционная жалоба.

Основания признания политзаключённой

Неправовой характер ст. 207.3 УК РФ

Через неделю после начала полномасштабного российского вторжения в Украину, 4 марта 2022 года, Государственная Дума РФ в чрезвычайном порядке (не в виде отдельных законопроектов, а путём внесения поправок в другие, уже принятые в первом чтении) приняла законы о внесении изменений в Кодекс об административных правонарушениях и Уголовный кодекс. Эти законы запрещают   призывы к санкциям, распространение фейков о российских вооружённых силах, их дискредитацию, а также призывы к «воспрепятствованию их использования». В тот же день законы одобрил Совет Федерации РФ, и уже вечером их подписал президент. Поправки вступили в силу со дня официального опубликования — 4 марта 2022 года.

Состав преступления, предусмотренного новой ст. 207.3 УК РФ, сформулирован следующим образом: «Публичное распространение под видом достоверных сообщений заведомо ложной информации, содержащей данные об использовании Вооружённых Сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и её граждан, поддержания международного мира и безопасности, а равно содержащей данные об исполнении государственными органами Российской Федерации своих полномочий за пределами территории Российской Федерации в указанных целях».

Мы полагаем, что эта статья противоречит как российской Конституции и международным обязательствам РФ, так и базовым принципам права.

Согласно ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, «Каждый человек имеет право беспрепятственно придерживаться своих мнений, <…> имеет право на свободное выражение своего мнения; это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи, независимо от государственных границ, устно, письменно или посредством печати или художественных форм выражения или иными способами по своему выбору».

Ограничения пользования этими правами «должны быть установлены законом и являться необходимыми: для уважения прав и репутации других лиц; для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения».

Аналогичные гарантии содержатся в ст. 29 Конституции РФ, гарантирующей свободу мысли и слова. Ограничения этих свобод связаны с запретом пропаганды или агитации, возбуждающих социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду, пропаганду социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства, а также с государственной тайной.

Согласно ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, «права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства».

Ограничения свободы выражения, установленные ст. 207.3 УК РФ, со всей очевидностью не служат тем целям, для достижения которых такие ограничения могли бы быть установлены.

Важно отметить, что ограничение свободы выражения не предусмотрено законом даже в условиях военного положения, при котором, согласно пп. 5 и 15 п.2 ст. 7 ФКЗ «О военном положении», допускается лишь введение «военной цензуры за почтовыми отправлениями и сообщениями, передаваемыми с помощью телекоммуникационных систем, контроля за телефонными переговорами» и «приостановление деятельности политических партий, других общественных и религиозных объединений, ведущих пропаганду и (или) агитацию, а равно иную деятельность, подрывающую в условиях военного положения оборону и безопасность Российской Федерации». Тем более нет оснований для подобных ограничений в ситуации, когда военное положение не введено.

Не менее значимо то, что сами по себе формулировки статьи не позволяют заранее определить, какие высказывания являются правомерными, а какие запрещёнными. Гражданин не может заранее знать, какие его высказывания, какая информация могут быть сочтены в данном контексте ложными, подпадающими под действие этой нормы.

На этот счёт Конституционный Суд РФ высказывал своё мнение в ряде правовых позиций. Согласно им неоднозначность, неясность и противоречивость регулирования закона недопустимы, поскольку, препятствуя надлежащему уяснению его содержания, открывают перед правоприменителем возможности неограниченного усмотрения, ослабляющего гарантии конституционных прав и свобод (в частности, постановления КС от 20 декабря 2011 года № 29-П, от 2 июня 2015 года № 12-П, от 19 июля 2017 года № 22-П).

Фактически нормы ст. 207.3 УК РФ позволяют преследовать за высказывание любого мнения о использовании Вооружённых Сил РФ и деятельности её государственных органов за границей. Суждения о том, имеют ли упомянутые в статье действия цели «защиты интересов Российской Федерации и её граждан, поддержания международного мира и безопасности» или нет, по своей природе являются оценочными, то есть выражают мнение.

Но даже и применительно к сведениям, т.е. высказываниям о фактах, в условиях ведения военных действий и конкуренции противоречивой информации из разных источников исключительно сложно судить об их правдивости или ложности. Тем более невозможно установление заведомости, т.е. умысла на распространение ложных сведений.

Упомянутые органические дефекты ст. 207.3 УК РФ определяют её неправовой характер, вследствие которого даже её добросовестное применение является недопустимым. Однако и сам факт срочного внесения указанной статьи в Уголовный кодекс немедленно после начала полномасштабной вооружённой агрессии против Украины, и сопровождавшая её рассмотрение и принятие риторика официальных лиц, и, главное, контекст её применения — ведущиеся боевые действия и сопутствующая им государственная военная пропаганда — исключают подобную добросовестность. В ситуации, когда единственными правдивыми сведениями и оценками объявляются сведения и оценки официальных российских источников, не только оправдывающих агрессивную войну и отрицающих многочисленные свидетельства гибели мирных жителей в результате российских ударов и военных преступлений, совершаемых российскими силами, но и запрещающих называть события, с любой точки зрения, являющиеся войной, словом «война», применение этой неправовой по своей природе статьи УК также имеет исключительно недобросовестный и неправовой характер. Основанием для уголовного преследования становятся как правомерные мнения, оценивающие войну и связанные с ней обстоятельства, так и утверждения о задокументированных и подтверждённых фактах.

Квалифицирующие признаки части 2 этой статьи, предусматривающей ужесточение наказания вплоть до 10 лет лишения свободы, зачастую носят субъективный характер, так пункт «д» предусматривает наличие «мотива политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо мотива ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы». В современных условиях доказывание присутствия такого мотива сводится к простой декларации следствием его наличия. Вместе с тем, исходя из того, что любое выступление против войны само по себе является общественно полезным и не имеет вовсе никакой общественной опасности, ни один из квалифицирующих признаков, если он не образует самостоятельного состава преступления, не может рассматриваться как усиливающий общественную опасность деяния.

Исходя из изложенного, Независимый правозащитный проект «Поддержка политзаключённых. Мемориал» считает, что ст. 207.3 УК РФ носит антиправовой характер, создана для осуществления политических репрессий против критиков власти и должна быть отменена. Любые преследования по этой статье являются неправомерными и должны быть прекращены.

Другие обстоятельства дела

Уголовное дело против Ольги Меньших стало очередным в целой группе дел против тех, кто так или иначе открыто высказывает свои антивоенные взгляды. В настоящее время Независимым правозащитным проектом «Поддержка политзаключённых. Мемориал» политзаключёнными признаны более 150 человек, подвергшихся уголовному преследованию за свою антивоенную позицию. Мы уверены, что это далеко не исчерпывающий список, репрессии против граждан с антивоенными взглядами приняли массовый характер. Мы стараемся выявлять и фиксировать случаи неправомерных преследований, но, располагая ограниченными ресурсами, не всегда успеваем за поставленной на поток работой репрессивной системы.

Ольга Меньших — гражданская активистка, которая последовательно придерживается оппозиционной и антивоенной позиции. Её задерживали 24 февраля 2022 года — в день полномасштабного российского вторжения в Украину. Тогда на неё составили протокол об организации несогласованной акции — она якобы призывала в VK к участию в митингах. На следующий день её арестовали на 9 суток по ч. 2 ст. 20.2 КоАП РФ («Организация либо проведение публичного мероприятия без подачи уведомления»).

3 сентября 2022 года Ольга Меньших была среди задержанных в центре Москвы возле Дома Союзов, где в тот день проходили похороны Михаила Горбачева. 5 июня 2023 года, согласно информации на сайте московских судов, Меньших также оштрафовали за неповиновение полиции по ст. 19.3 КоАП РФ в связи с задержанием на Пушкинской площади 4 июня 2023 года, в день рождения Алексея Навального. В постановлении суда указано, что женщина скандировала лозунги в поддержку политика и игнорировала требования силовиков. Своей вины в совершении административных правонарушений Ольга Меньших не признавала.

В своих соцсетях Меньших, среди прочего, размещала публикации против войны в Украине и высказывалась в поддержку Алексея Навального, а после гибели политика публиковала посты о его похоронах и о том, как силовики долго не отдавали тело оппозиционера его матери. Во время судебного заседания по избранию ей меры пресечения Ольга предложила причислить Навального к лику святых. 

Мы полагаем, что преследование Ольги направлено на прекращение её общественной деятельности, а лишение свободы применено к ней незаконно, поскольку общественная опасность в её действиях отсутствует: протест против войны, внутренних репрессий и коррупции мы полагаем, напротив, общественно полезным.

Ольга Меньших отрицает, что размещала в VK инкриминируемые ей публикации, однако даже в том случае, если следствие предоставит убедительные доказательства её авторства, в действиях женщины будет отсутствовать состав преступления, поскольку выступления против войны и привлечение внимания общества к военным преступлениям сами по себе не могут быть расценены как правонарушения и являются, напротив, общественно полезными деяниями в соответствии с духом и принципами права. Поэтому размещение материалов, обнаруживающих и осуждающих действия ВС РФ в преступной войне, не может и не должно являться причиной уголовного преследования и тем более лишения свободы.

Публикации, посвящённые массовым убийствам в Буче, часто становятся поводом для преследования по ст. 207.3 УК РФ. Что касается событий в Виннице, то вероятно речь идёт о нанесённом 14 июля 2022 года Вооружёнными силами РФ ракетном ударе по центральной части города, в результате которого погибли по меньшей мере 27 человек и были ранены 183 человека. Ложность утверждений о совершении войсками РФ военных преступлений на территории Украины, в том числе в Буче и Виннице, обвинение обычно доказывает официальными заявлениями Министерства обороны, отрицающими факты таких преступлений. При этом следствие и суды ссылаются на эту информацию как на истину в последней инстанции, не подлежащую ни критическому осмыслению, ни даже обсуждению.

Между тем достоверность таких заявлений Министерства обороны опровергается многочисленными доказательствами военных преступлений, совершённых российскими войсками на территории Украины, в том числе в Буче и в Виннице, и зафиксированных в отчётах ОБСЕ, ООН, Human Rights Watch и других международных и правозащитных организаций — они включают, в частности, показания очевидцев, спутниковые снимки, видео с дронов, радиоперехваты и пр.

Независимая международная комиссия ООН по расследованию нарушений в Украине, учреждённая Советом ООН по правам человека, собирает конкретные факты в рамках расследования возможных нарушений международного гуманитарного права в Украине. Комиссия уже представила несколько письменных докладов по результатам своей деятельности — Генеральной Ассамблее в октябре 2022 года, октябре 2023 года и Совету по правам человека в марте 2023 года. В указанных докладах и подготовленных на их основе документах «описана систематичность широкого спектра нарушений со стороны российских вооружённых сил, включая умышленные убийства, незаконное содержание под стражей, пытки, изнасилования и другие виды сексуального насилия, а также незаконные перемещения и депортации лиц, пользующихся защитой, и детей».

Таким образом, можно констатировать, что заявления Министерства обороны Российской Федерации противоречат установленным независимыми расследованиями фактам и не соответствуют действительности. Это делает преследования граждан по ст. 207.3 УК РФ за сообщения о фактах военных преступлений как о «заведомо ложных» особенно циничными и несправедливыми, а тем более — когда, как в деле Ольги Меньших, речь идёт о доказанных и зафиксированных в докладе Управления Верховного комиссара ООН по правам человека случаях массового убийства мирного населения в Буче.

Независимый правозащитный проект «Поддержка политзаключённых. Мемориал», продолжающий работу незаконно ликвидированного в России Правозащитного Центра «Мемориал», согласно международному руководству по определению понятия «политический заключённый», находит, что уголовное преследование Ольги Меньших является политически мотивированным, направленным на недобровольное прекращение или изменение характера её публичной деятельности, а также устрашение общества в целом, т. е. упрочение и удержание власти субъектами властных полномочий, осуществляется в связи с ненасильственным осуществлением свободы выражения мнения и свободы собраний. Лишение Ольги Меньших свободы нарушает её права на свободу слова, справедливое судебное разбирательство и другие права и свободы, гарантированные Конституцией РФ и Международным пактом о гражданских и политических правах.

Независимый правозащитный проект «Поддержка политзаключённых. Мемориал» считает Ольгу Меньших политической заключённой, требует её немедленного освобождения и прекращения уголовного преследования.

Признание человека политзаключённым не означает ни согласия Проекта «Поддержка политзаключённых. Мемориал» с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Дополнительная информация

Адвокат — Оскар Астемирович Черджиев.

Как помочь?

На нашем сайте вы можете сделать пожертвование для помощи всем политзаключённым в России.

Публикации в СМИ:

8 апреля 2024 г. Медиазона. Сотрудники СК возбудили дело о военных «фейках» против медсестры из Москвы, её задержали после обыска

8 апреля 2024 г. ОВД-инфо. В Москве после обыска задержали гражданскую активистку по делу о «фейках» про российскую армию

Дата составления справки: 09.04.2024 г.

Новости по теме

23 Май, 2024 | 16:20

Обвиняемой в распространении «фейков» Ольге Меньших ужесточили обвинение

19 Апр, 2024 | 11:22

Мы считаем политзаключённой Ольгу Меньших

10 Апр, 2024 | 0:45

Суд в Москве отправил под домашний арест обвиняемую по делу о военных «фейках» Ольгу Меньших