Подкаменный Илья Вячеславович

Подкаменный Илья Вячеславович родился 27 августа 2004 года, жил в Иркутске, сотрудник сети ресторанов «Subway», 19 октября 2023 года приговорён по ст. 205.3 («Прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности»), ч. 1 ст. 280 («Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности»), ч. 2 ст. 280 Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности, совершённые в Интернете»), ч. 1 ст. 30, ч. 1 ст. 205 Приготовление к террористическому акту»), ч. 2 ст. 205.2 Пропаганда терроризма»), ч. 4 ст. 205.1 Организация финансирования терроризма») УК РФ к 12 годам лишения свободы. 4 марта 2024 года Апелляционный военный суд оставил приговор без изменения. Лишён свободы с 15 ноября 2022 года.

Полное описание

Илью Подкаменного задержали в ноябре 2022 года; ходе обыска у него дома силовики изъяли системный блок и телефон.

По версии обвинения, в мае 2022 года молодой человек (тогда ещё несовершеннолетний) разместил на железнодорожных путях листовки — листы из школьной тетради с лозунгами. Это произошло на перегоне «Большой Луг» — «Гончарово» Восточно-Сибирской железной дороги, недалеко от дачи родителей Подкаменного. Для закрепления листовок на рельсах юноша воспользовался медной проволокой, которой обмотал светофор и рельсы, от чего произошло замыкание электрической цепи, пишет суд. В связи с этим один из поездов произвёл вынужденную остановку.

Позднее в суде машинист поезда дал показания о происшедшем, их передал изданию «Медиазона» слушатель процесса: «Ехал поезд, вдруг остановился, машинист выскочил на рельсы, смотрит, какие-то листки валяются. На листках написаны призывы: “Смерть кацапам!”, “Вместо листьев будут болтаться путинисты”, “Свободу Сибири!”. Машинист убрал помеху с путей, собрал листовки и позже передал находки полицейским, а те — сотрудникам ФСБ». По этому эпизоду Илья Подкаменный был обвинён, а затем осуждён по ч. 1 ст. 280 УК РФ («Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности»).

С 17 ноября по 21 декабря 2022 года Подкаменный находился под домашним арестом, потом, после нанесения самоповреждений, был отправлен в психиатрическую больницу, а затем — в СИЗО. Тем временем против него одно за другим выдвигали новые обвинения.

Так, силовики пришли к выводу, что до задержания Илья вёл Telegram-канал «Сибирское освободительное движение — Федеративные Штаты Сибири» (в настоящее время канал удалён). Он был создан в апреле 2022 года, незадолго до удаления имел 644 подписчика. Следствие заинтересовали публикации по поводу участившихся поджогов на железной дороге, а также о независимости Сибири, предположительно написанные Подкаменным. Он якобы призывал препятствовать деятельности государственных органов, совершать поджоги военкоматов и использовать для этого зажигательные смеси. За эти комментарии он был обвинён и впоследствии осуждён по ч. 2 ст. 280 УК РФПубличные призывы к осуществлению экстремистской деятельности в Интернете») ич. 2 ст. 205.2 УК РФПропаганда терроризма в Интернете»).

21 декабря 2022 года в отношении молодого человека возбудили ещё два дела — за «прохождение обучения, заведомо для обучающегося проводимого в целях осуществления террористической деятельности» (ст. 205.3 УК РФ) и за «приготовление к совершению теракта» (ч. 1 ст. 30, ч. 1 ст. 205 УК РФ).

Ч. 1 ст. 30, ч. 1 ст. 205 УК РФ появилась в деле после изъятия у матери Подкаменного, преподавательницы английского языка, нескольких канистр с зажигательной смесью. Как писала «Медиазона», она выступила в деле как свидетель обвинения; суд приводит её показания, в которых женщина говорит, что осуждённый регулярно вёл с ней разговоры на политические темы, «импонируя Киевскому режиму». По словам матери Подкаменного, в октябре она обнаружила в комнате сына ёмкости с бензином, керосином и ацетоном и унесла их оттуда. Следствие и суд посчитали, что он хотел поджечь военкомат в посёлке Дзержинск, но из-за поступка матери ему не удалось это сделать.

Ст. 205.3 УК РФ была вменена Илье, поскольку следствие посчитало также, что он прошёл обучение для осуществления террористической деятельности, скачав в интернете книгу «Русская Кухня. Азбука “Домашнего терроризма”». В книге, в частности, приведены способы изготовления зажигательных смесей.

Кроме того, Подкаменному вменили статью об организации финансирования терроризма — ч. 4 ст. 205.1 УК РФ. По мнению суда, молодой человек организовал сбор средств на свои криптокошельки, в том числе на поджог военкомата в посёлке Дзержинск, и получил таким образом 8 тысяч рублей — именно на эти деньги он приобрёл ёмкости с зажигательными жидкостями.

На стадии следствия Илья не признавал предъявленных обвинений, однако в суде, как сообщают СМИ, признал вину по всем вменённым ему статьям.

Прокурор просил приговорить Илью Подкаменного к 16 годам колонии строгого режима.

19 октября 2023 года 1-й Восточный окружной военный суд в помещении Иркутского областного суда в составе коллегии из трёх федеральных судей под председательством судьи Виктора Петровича Бирюкова приговорил Илью Подкаменного к 12 годам лишения свободы, первые три из них ему предстоит провести в тюрьме.

Основания признания политзаключённым

К сожалению, мы не располагаем достаточным количеством информации о деле Ильи Подкаменного, чтобы проанализировать содержание его высказываний в Интернете, а также в полной мере оценить доказанность каждого из обвинений, однако мы полагаем, что 12 лет лишения для юноши, не причинившего своими действиями никому физического вреда, — вопиюще жестокое наказание, несоразмерное общественной опасности содеянного. Попробуем проанализировать подробнее обвинение по каждой статье.

Часть 1 ст. 280 УК РФ («Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности»)инкриминирована Илье за тексты листовок, оставленных на железнодорожных путях: «Смерть кацапам!», «Вместо листьев будут болтаться путинисты», «Свободу Сибири!».

Судя по показаниям свидетеля, с содержанием листовок ознакомился только машинист поезда, полицейские и сотрудники ФСБ, следовательно, аудитория призывов Подкаменного и эффективность «призывов» были крайне малы. По сути, надписи на тетрадных листках в принципе не являлись призывами, так как заведомо не были направлены на донесение побуждающего месседжа до какой-то аудитории, способной эти «призывы» реализовать хотя бы в теории, — скорее они выполняли функции подписи, идеологического маркера направленности действий.

Кроме того, с нашей точки зрения, содержание этих листовок не может быть интерпретировано как призывы к экстремизму. Фраза о листьях и путинистах призывом не является, какой смысл вложил автор в лозунг «Свободу Сибири!» — нам неизвестно, однако без дополнительных пояснений экстремистским он сочтён быть не может, поскольку не содержит призывов к насилию. Высказывание «Смерть кацапам!» не может быть однозначно интерпретировано как призыв кого-либо убивать, а с большой долей вероятности выражает высшую степень неприятия. «Кацап» — украинское пренебрежительное обозначение русских или москвичей, и эта надпись на листовке, таким образом, также служит идеологическим маркером, указывающим на причины поступка Подкаменного и объясняющим его смысл любому, кто будет иметь возможность это прочесть. Вероятно, используя лексику, употребляемую украинцами, Подкаменный обозначил своё отношение к российскому вторжению в Украину и свои симпатии в этой войне.

Часть 2 ст. 280 УК РФПубличные призывы к осуществлению экстремистской деятельности, совершённые в Интернете»)вменена Илье Подкаменномуза некие высказывания в Telegram-канале, который он якобы администрировал.

Как следует из нашего анализа Telegram-канала «Сибирское освободительное движение — Федеративные Штаты Сибири», сделанного в то время, пока он ещё был доступен, содержание канала — это в значительной степени публикации, направленные против российской агрессии в Украине. Также его авторы полагали, что «Сибирь должна быть свободной» и обсуждали возможность отделения региона. В настоящее время канал недоступен.

В этом же канале, по сообщениям СМИ (знакомых, по их словам, с неким судебным постановлением), автор (как утверждается, именно Илья Подкаменный) призывал препятствовать деятельности государственных органов, совершать поджоги военкоматов и использовать для этого зажигательные смеси. При этом необходимо отметить, что, не имея возможности ознакомиться с материалами дела, мы не можем быть уверенными в том, что именно Подкаменный являлся автором инкриминируемых ему комментариев. Однако, вне зависимости от авторства предполагаемых публикаций нам представляется важным — как в связи с этим обвинением, так и в связи с вменённым Илье Подкаменному впоследствии приготовлением к теракту с связанными с ним преступлениями — отметить следующее.

Поджоги военкоматов и других административных зданий начали совершаться в России сразу после начала полномасштабной войны с Украиной, а после объявления мобилизации по стране прокатилась целая волна такого рода акций. По данным «Медиазоны», к июлю 2023 года было зафиксировано не менее 113 таких нападений, в 84 случаях целями поджогов были военкоматы и призывные пункты. Большинство атак на военкоматы не причинили сколько-нибудь существенного ущерба, в основном речь шла о повреждении оконных рам, входных дверей, возгорания в одном или двух помещениях здания.

Поджоги военкоматов не преследуют в большинстве своём цели устрашения мирных людей, они скорее представляют собой особый вид выражения мнения путём демонстративной порчи государственного имущества в ситуации, когда иные формы его выражения недоступны.

Об этом говорят как собственные высказывания в судебных выступлениях осуждаемых за такие поджоги, так и отсутствие в их приговорах каких-либо доказательств как цели устрашения населения, так и того, что некие представители населения действительно были устрашены, несмотря на то, что признак «устрашения» является необходимым для квалификации по «террористической» статье.

Однако если в первое время такие деяния квалифицировались по менее тяжким статьям: ст. 167 УК РФУмышленные уничтожение или повреждение имущества»), ст. 213 УК РФХулиганство»), то впоследствии правоохранительные органы сочли более перспективной для устрашения общества и подавления несогласных квалификацию поджогов как террористических актов, по ст. 205 УК РФ, позволяющей приговаривать протестующих к куда более длительным срокам лишения свободы, и стали зачастую выбирать именно эту квалификацию для действий «поджигателей».

Так, например, Алексей Нуриев и Роман Насрыев, двое молодых силовиков и музыкантов, бросившие «коктейли Молотова» в здание, где находился учётный стол в городе Бакал в Челябинской области, в апреле 2023 года были приговорены по обвинению в совершении теракта к 19 годам свободы каждый. Им, как Илье Подкаменному, была вменена дополнительно статья о прохождении обучения террористической деятельности.

Мы полагаем, что подобные антивоенные поджоги не должны произвольно и механистически квалифицироваться как террористические акты. Механическая их квалификация по данной статье представляется политически мотивированной и направленной, с одной стороны, на запугивание общества неадекватно суровым наказанием, а с другой — на маркировку этих протестных акций устрашающим общественное сознание ярлыком «терроризма».

Призывы к подобным поджогам, таким образом, не должны механистически квалифицироваться в качестве призывов именно к террористическим актам. Они могут свидетельствовать о желании Ильи Подкаменного (или же другого автора данного Telegram-канала) привлечь максимально широкое общественное внимание к проблеме российской агрессии и репрессивной внутренней политики.

По ч. 1 ст. 30, ч. 1 ст. 205 УК РФ Приготовление к террористическому акту») обвиняется и сам Илья. Нам не известны на текущий момент основания, по которым следствие и суд пришли к выводу о его намерениях, однако нам представляется, что даже если бы Подкаменный действительно попытался бы поджечь военкомат, не отбери у него мать бензин (в чём мы не можем быть уверены), мы можем предположить, что целью его действий не явилось бы «устрашение населения», необходимое для квалификации поджога военкомата как теракта. Реально совершённые им действия — комментарии в Telegram-канале, если они действительно принадлежат ему, оставление листовок на привязанной к рельсам проволоке — говорят о том, что он был возмущён действиями российских властей, развязавших агрессивную войну, и пытался любыми доступными средствами привлечь внимание общества к острым общественно значимым проблемам, а не причинить кому-либо вред.

Молодой человек также признан виновным по ч. 4 ст. 205.1 УК РФ, в организации финансирования терроризма,при этом примечание 1 к статье устанавливает, что «под финансированием терроризма в настоящем Кодексе понимается предоставление или сбор средств либо оказание финансовых услуг с осознанием того, что они предназначены для финансирования организации, подготовки или совершения» теракта, — то есть он осуждён за получение 8 тысяч рублей, потраченных им на горючие жидкости. Однако поскольку у нас нет оснований полагать, что предположительно планируемый Подкаменным поджог военкомата можно было бы интерпретировать как теракт и что он сам вкладывал в него именно этот смысл, вызывает сомнения и квалификация его действий по сбору средств (предположительно на зажигательные жидкости) по ч. 4 ст. 205.1 УК РФ. Кроме того, представляется, что «организация финансирования» должна охватывать более широкий спектр действий, чем получение на счёт нескольких тысяч рублей для осуществления каких бы то ни было действий самостоятельно. В случае Подкаменного, не имевшего собственных средств, будь его предполагаемые действия по приготовлению к поджогу военкомата квалифицированы как приготовление к уничтожению имущества, по ст. 30, ст. 167 УК РФ, то и поиск денег, и приобретение бензина явились бы всего лишь приисканием средств и охватывались этим составом преступления. В этом случае наказание, безусловно, не было бы столь суровым.

Ещё одна тяжкая статья, по которой осуждён Илья Подкаменный — ст. 205.3 УК РФ«прохождение обучения, заведомо для обучающегося проводимого в целях осуществления террористической деятельности». Эта оценка представляется нам ещё более неверной. Во-первых, прохождение обучения, на наш взгляд предполагает субъект обучения, обучающего и хотя бы минимальную институализацию процесса. Самостоятельный просмотр материалов в Интернете, скачивание оттуда рецептов изготовления чего-либо, как мы полагаем, не могут рассматриваться как прохождение обучения. Признание «обучением» скачивания электронной версии книги с рецептами, как это сделал суд в случае Ильи Подкаменного, представляется абсурдным.

Во-вторых, в данном случае нам представляется неверным искусственное выделение обучения из собственно подготовки к деянию, квалифицированному как приготовлению к террористическому акту. При квалификации преступления по «террористической статье», на наш взгляд, и приобретение средств для поджога, и изучение сайтов в Интернете, должны охватываться составом этого преступления, а не образовывать отдельный состав. Тем не менее, в правоприменении по преступлениям о действиях террористической направленности сложилась парадоксальная ситуация, при которой фактическая подготовка к совершению деяния в форме самообучения каким-либо навыкам может наказываться строже, чем само деяние либо покушение на него или приготовление к нему. Это является явным нарушением принципа справедливости и соразмерности наказания, закреплённого ст. 6 УК РФ.

Можно предположить, что наказание за специальное обучение в террористических лагерях может в некоторых случаях быть более суровым, так как такое обучение может являться более опасным для общества, чем даже совершённые террористом-одиночкой малосущественные, хоть и завершённые деяния. Однако к действиям Ильи Подкаменного это неприменимо: его сочтённые судом установленными действия по самообучению (как и по сбору средств) являлись неотъемлемой частью самого деяния по предполагаемому приготовлению к поджогу и не должны наказываться по отдельной статье, поскольку фактически это является формой повторного наказания за совершение одного и того же деяния.

В то же время, полагая, что квалификация приготовления к поджогу военкомата в качестве приготовления к террористическому акту избрана судом необоснованно, мы считаем, что и скачивание книги в рамках этого приготовления не может быть признано «обучением терроризму», само по себе никакого преступления не образуя.

Стоит обратить внимание на последовательность действий правоохранительных органов в отношении Подкаменного, позволивших назначить молодому человеку столь суровое наказание. На момент совершения своего первого «преступления» — размещения листовок на железнодорожных путях, — Илья являлся несовершеннолетним, следовательно, за всё им якобы содеянное до достижения совершеннолетия ему, в соответствии с п. 6 ст. 88 УК РФ, не могло быть назначено более 10 лет лишения свободы. Однако в итоге общий срок лишения свободы, к которому он приговорён, составил 12 лет. 18 лет Подкаменному исполнилось в августе 2022 года, арестован он был в ноябре того же года. Мы можем предположить, что следствие инкриминировало ему деяния, якобы совершённые им с августа по ноябрь 2022 года, при этом всё это время (после обнаружения листовок) он находился в поле зрения правоохранительных органов, однако вместо профилактической работы они предпочли осуществлять за ним негласное наблюдение, а затем — привлечь юношу к уголовной ответственности по шести статьям УК с целью улучшения своих ведомственных показателей.

В декабре 2022 года, поняв, в чём его обвиняют, сколько статей пытаются вменить и какое наказание ему грозит, Илья Подкаменный пытался покончить с собой или причинить себе увечья. Как отмечают очевидцы, на судебном заседании он находился в подавленном состоянии и очень благодарил всех, кто пишет ему письма и поддерживает. В письмах из СИЗО он рассказывал о том, что очень хотел бы посетить много разных стран и городов и стать режиссёром мультсериалов про магических кошек.

Ст. 43 УК РФ гласит: «Наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осуждённого и предупреждения совершения новых преступлений». В случае избрания наказания Илье Подкаменному нам не представляется, что данная цель может быть достигнута назначением молодому человеку столь сурового наказания. Назначение 12 лет лишения свободы молодому человеку, лишь достигшему совершеннолетия, не повлечёт за собой его «исправление», а лишь сломает его жизнь, повредит его физическое и психическое здоровье. Суровое наказание в виде длительного срока лишения свободы не кажется нам соразмерным общественной опасности совершённого им.

Независимый правозащитный проект «Поддержка политзаключённых. Мемориал», продолжающий работу ликвидированного государством Правозащитного центра «Мемориал», согласно международному руководству по определению понятия «политический заключённый», находит, что уголовное дело против Ильи Подкаменного является политически мотивированным, направленным на недобровольное прекращение публичной деятельности критиков власти и войны и устрашение общества в целом, т.е. упрочение и удержание власти субъектами властных полномочий. Лишение свободы было применено к нему несоразмерно общественной опасности содеянного, в нарушение права на справедливое судебное разбирательство и иных прав и свобод, гарантированных Конституцией РФ и Международным пактом о гражданских и политических правах, с неверной квалификацией его действий.

Независимый правозащитный проект «Поддержка политзаключённых. Мемориал» считает Илью Подкаменного политическим заключённым и требует пересмотра его уголовного дела справедливым судом с учётом требований в том числе и международного законодательства.

Признание человека политзаключённым не означает ни согласия проекта «Поддержка политзаключённых. Мемориал» с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Адвокат: Геннадий Сухаев.

Публикации в СМИ:

Медиазона. Обвиняемый в диверсии на рельсах 19-летний активист из Иркутска признал вину в суде; его мать выступила свидетельницей обвинения

Дата обновления справки: 27.12.2023 г.

Новости по теме

22 Май, 2024 | 14:55 Медиазона

Остановился поезд. Что мы знаем о деле Ильи Подкаменного из Иркутска, который получил 12 лет за проволоку на рельсах и несколько листовок

27 Дек, 2023 | 13:58

Мы считаем политзаключённым Илью Подкаменного