Умеров Айдер Османович

Умеров Айдер Османович родился 19 апреля 1996 года, крымский татарин, гражданин Украины, житель посёлка Рыково Генического района Херсонской области Украины. 10 ноября 2022 года приговорён судом по ч. 2 ст. 208 УК РФ («Участие на территории иностранного государства в вооружённом формировании, не предусмотренном законодательством данного государства, в целях, противоречащих интересам Российской Федерации») к 6 годам колонии строгого режима с отбыванием первого года в тюрьме. Лишён свободы с середины мая 2022 года.

Полное описание

О похищении Айдера Умерова из посёлка Рыково (до 2016 года — Партизаны) Генического района Херсонской области стало известно 27 мая 2022 года. По данным Крымскотатарского Ресурсного Центра, представители российских оккупационных сил провели обыск в доме Умерова, после чего вывезли его в Крым и поместили в СИЗО Симферополя.

Какая-либо информация о судьбе похищенного и его уголовном деле появилась в СМИ уже после вынесения Умерову обвинительного приговора. Согласно информации, предоставленной пресс-службой Управления ФСБ по Крыму и Севастополю, в 2016 году Айдер Умеров, находясь на территории Украины, добровольно согласился стать членом батальона имени Номана Челебиджихана. Согласно этому же источнику, Умеров был задержан, когда добровольно пытался проехать в Крым с территории Херсонской области в мае 2022 года.

Основываясь на явке с повинной осуждённого и показаниях свидетелей, суд установил, что в составе батальона имени Номана Челебиджихана Умеров «осуществлял дежурства на пунктах пропуска на государственной границе между Украиной и Российской Федерацией с целью проверки граждан и автотранспортных средств, копку окопов, а также выполнял хозяйственные работы».

В суде Айдер Умеров признал вину, сообщив в своих показаниях, что решил участвовать в вооружённом формировании в связи с трудными жизненными обстоятельствами, а в Крым направлялся в мае 2022 года с целью «обращения в правоохранительные органы с заявлением о добровольном прекращении участия в составе незаконного вооружённого формирования».

10 ноября 2022 года Киевский районный суд Симферополя приговорил Айдера Умерова к 6 годам лишения свободы в колонии строгого режима с отбыванием первого года в тюрьме. Приговор вынес судья Михаил Николаевич Белоусов — бывший украинский судья, заочно осуждённый в Украине по статье о госизмене.

1 февраля 2023 года судебная коллегия Верховного Суда Республики Крым в составе трёх судей под председательством судьи Нели Юрьевны Фариной оставила приговор без изменения.

В связи с тем, что 1 июня 2022 года Верховный суд РФ признал крымскотатарский добровольческий батальон имени Номана Челебиджихана террористической организацией, 7 июня 2022 года Айдер Умеров был включён в Перечень террористов и экстремистов.

Основания признания политзаключённым

Контекст появления уголовного дела

Дело Айдера Умерова стало очередным в череде дел, возбуждённых по ч. 2 ст. 208 УК РФ против граждан, якобы причастных к деятельности батальона имени Номана Челебиджихана. По версии российского ФСБ, члены этого объединения принимали участие в так называемой гражданской продовольственной блокаде Крыма, которая была организована в конце 2015 года на образовавшейся после оккупации полуострова границе между ним и материковой Украиной. Нам известно о не менее чем тридцати обвинительных приговорах реальным или мнимым участникам этого добровольческого объединения, по которым осуждённые уже находятся в местах лишения свободы. Сколько дел возбуждено против участников блокады, находящихся в настоящий момент на территории Украины, сказать сложно. Однако периодически появляются сообщения об обысках в Крыму у родственников граждан Украины по уголовным делам, возбуждённым по указанной статье, а также о том, что суды в Крыму выносят по ней заочные обвинительные приговоры. Подавляющее большинство арестованных и осуждённых по делам, связанным с деятельностью батальона имени Номана Челебиджихана, — крымские татары.

В сентябре 2015 года народный депутат Украины Мустафа Джемилев, председатель Меджлиса крымскотатарского народа, народный депутат Украины Рефат Чубаров и вице-президент Всемирного конгресса крымских татар предприниматель Ленур Ислямов на пресс-конференции в Киеве объявили о старте инициативы по организации гражданской блокады Крыма и выдвинули политические требования к властям Российской Федерации. Среди этих требований было освобождение украинских и крымскотатарских активистов, задержанных российскими властями, таких как Надежда Савченко, Олег Сенцов, Ахтем Чийгоз, Мустафа Дегерменджи и других, прекращение преследования крымских татар, создание свободных условий для работы в Крыму украинских СМИ и иностранных журналистов, а также снятие запрета на въезд в Крым для лидеров крымскотатарского народа.

Одновременно Ленур Ислямов заявил о создании батальона имени Номана Челебиджихана. Конечной целью этого добровольческого объединения, по словам Ислямова, было участие в освобождении Крыма от российских захватчиков. Однако на начальном этапе участники батальона активно включились в прямые действия на границе с Крымом по обеспечению продовольственной блокады. 

Эта блокада началась как гражданская инициатива и вылилась в действия активистов по недопущению грузового транспорта для пересечения образовавшейся после захвата полуострова «границы» и торговли с предприятиями в оккупированном Крыму. Однако уже 23 ноября 2015 года президент Украины Пётр Порошенко обратился к правительству страны с предложением изучить вопрос о прекращении грузового транспортного сообщения и товарооборота с Крымом. В тот же день премьер-министр Украины Арсений Яценюк созвал внеочередное заседание правительства, на котором рассматривались вопросы энергообеспечения, а также поставок продовольствия в Крым, и в итоге правительство Украины временно запретило перемещение грузовых потоков через границу с Крымом.

16 декабря 2015 года правительство Украины приняло решение о запрете поставок работ, товаров и услуг в Крым и из Крыма. Действие постановления не распространялось на поставку из Крыма в Украину товаров, имеющих стратегическое значение для отраслей экономики и безопасности государства, при подтверждении Министерства экономического развития и торговли, а также на ввоз в Крым гуманитарной помощи, поставляемой международными гуманитарными организациями в соответствии с перечнем, утверждённым Министерством социальной политики.

Соответственно, блокада Крыма как гражданская инициатива осуществлялась непродолжительный период времени с сентября по декабрь 2015 года, после чего ситуация и правила пересечения границы уже регулировались властями Украины. Батальон имени Номана Челебиджихана получил известность именно благодаря своему активному участию в блокаде Крыма на этом первом этапе. При этом позднее участники батальона (а точнее — созданного на его основе и официально зарегистрированного Общественного объединения «Аскер») осуществляли совместное с Погранслужбой Украины патрулирование границы и пунктов пропуска.

Базировался батальон на границе материковой Украины с Крымом в посёлке Чонгар. Некоторые источники, прежде всего российские, указывают, что на начало 2016 года в нём насчитывалось до 250 участников, он принимал участие в диверсионных действиях в Донбассе, а содействие ему оказывали власти Турции. Однако каких-либо доказательств достоверности этой информации на данный момент нет, как нет и достойной доверия информации о вооружении участников объединения. Вообще упоминания о деятельности батальона имени Номана Челебиджихана после окончания гражданской блокады Крыма практически отсутствуют.

Таким образом, насколько можно судить на основании более или менее подтверждённой информации, батальон имени Номана Челебиджихана — это не столько вооружённое формирование, сколько, по сути, общественное объединение (вероятно, парамилитарного характера), которое в течение короткого времени действовало на границе с Крымом — самостоятельно, однако с ведома государственных властей Украины. Позднее оно было зарегистрировано как Общественное объединение «Аскер».

При этом 1 июня 2022 года Верховный суд РФ удовлетворил иск Генеральной прокуратуры о признании «Крымскотатарского добровольческого батальона им. Номана Челебиджихана» террористической организацией и запрете его деятельности на территории РФ.

Большинство известных нам лиц, преследуемых по ч. 2 ст. 208 УК РФ за участие в деятельности этого объединения, обвиняются исключительно в том, что они находились в месте расположения батальона на границе с Крымом, выполняли хозяйственные задачи, охрану, досмотр транспортных средств, осуществляли снабжение и строили жильё. Насколько нам известно, никто из них не обвиняется в участии в реальных боевых действиях или диверсиях, за исключением основателя этого образования Ленура Ислямова, который 10 декабря 2020 года был заочно приговорён Верховным судом Крыма к 19 годам лишения свободы в колонии строгого режима. Ислямова обвинили в создании вооружённого формирования, не предусмотренного законом (ч. 1 ст. 208 УК РФ), в совершении диверсии организованной группой с причинением значительного имущественного ущерба (п.п. «а», «б» ч. 2 ст. 281 УК), а также в шести эпизодах публичных призывов к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности России с использованием средств массовой информации (ч. 2 ст. 280.1 УК). Диверсия, в осуществлении которой был признан виновным Ислямов, заключалась в подрыве линий электроснабжения, в результате которой была приостановлена подача электричества в Крым.

Доказательства причастности Умерова к баатальону имени Номана Челебиджихана

Айдера Умерова обвинили в том, что он дежурил на пунктах пропуска на границе между материковой Украиной и оккупированным Крымом, проверял там транспорт и граждан, пересекающих границу, а также выполнял хозяйственные работы.

Как и в других подобных делах, связанных с обвинениями в участии в батальоне имени Номана Челебиджихана, в деле отсутствуют вещественные доказательства участия Умерова в деятельности объединения. При вынесении приговора суд опирался на признательные показания обвиняемого, а также двух свидетелей, имена которых исключены из публикуемых приговоров. Эти свидетели показали, что ранее участвовали в деятельности батальона и видели там Айдера Умерова. Исследованные судом письменные доказательства сводятся к протоколам осмотра различных интернет-страниц, где расположены видео- и текстовые файлы, с различной степенью достоверности рассказывающие о деятельности батальона имени Номана Челебиджихана в 2015–2016 годах. Суд не зафиксировал появление Айдера Умерова ни на одной из этих видеозаписей, в текстах его имя также не упоминается.

Согласно показаниям сотрудника УФСБ, Айдер Умеров фигурирует в некоем «установленном списке участников данного формирования». Однако сам «список» доказательством по делу не является, а его происхождение и достоверность судом не установлены.

Также свидетелем выступил начальник смены автомобильного грузопассажирского пункта пропуска, куда в мае 2022 якобы добровольно прибыл Умеров, пропавший ранее после обыска в посёлке Рыково. Этот свидетель показал, что Айдер Умеров не обращался к нему с заявлением о прекращении своего участия в баатальоне. 

Айдер Умеров в рамках своей защиты в суде заявлял, что собирался обратиться с таким заявлением к российским правоохранительным органам, как раз с этой целью якобы направлялся в Крым и считает таким заявлением свою явку с повинной. Однако суд не согласился с его позицией и не счёл явку с повинной обращением, о котором говорится в Примечании к ст. 208 УК РФ, где указано, что «лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное частями первой или второй настоящей статьи, добровольно прекратившее участие в незаконном вооружённом формировании <…>, освобождается от уголовной ответственности». При этом, согласно Постановлению Пленума ВС РФ от 09.02.2012 № 1, «участник незаконного вооружённого формирования, в силу возложенных на него обязанностей не обладающий оружием, может быть освобождён от уголовной ответственности на том основании, что он добровольно прекратил участие в незаконном вооружённом формировании и сообщил об этом органам власти».

Дело Айдера Умерова — не первое из череды дел, возбуждаемых против граждан Украины, похищенных на оккупированных территориях и насильно вывезенных в Крым. Зачастую их под давлением вынуждают писать «явки с повинной», однако суды не учитывают эти «явки» в качестве доказательств фактического прекращения участия обвиняемых в деятельности батальона имени Номана Челебиджихана; также не учитывается и то, что все свидетельства против обвиняемых относятся обычно к 2015–2016 годам. При этом следствие даже и не пытается доказать, что Айдер Умеров имел хоть какое-то отношение к деятельности объединения после 2016 года, никак не опровергает его показания, что он много лет назад покинул расположение батальона, после чего работал, а затем служил в армии.

Таким образом, мы считаем, что доказательная база представлена обвинением слабо. По всей вероятности, Умеров в течение многих лет не имел никакого отношения к б\атальону, если вообще был когда-либо с ним связан.

Применимость ст. 208 УК РФ к предполагаемым участникам батальона имени Номана Челебиджихана

Кроме того, мы заявляем, что ст. 208 УК РФ в принципе не применима к участникам батальона имени Номана Челебиджихана» в целом. Мы считаем, что, во-первых, батальон нельзя считать вооружённым формированием, ответственность за участие в котором предусмотрена этой статьёй, а во-вторых, даже если рассматривать его в качестве такового, то несмотря на то, что создание батальона не было закреплено законодательно, а добровольческому объединению не был присвоен номер воинской части, его деятельность в Украине нельзя считать нелегальной, исходя из того факта, что государство, будучи на протяжении длительного времени осведомлённым о наличии этого объединения и его активной деятельности, не предпринимало никаких мер к прекращению такой деятельности. В любом случае, оформление статуса добровольческого батальона, действующего на территории Украины, является внутренним делом этого государства. Смысл ст. 208 УК РФ должен быть истолкован как наказание за участие в антигосударственном вооружённом формировании, действующем вопреки законодательству того государства, на территории которого оно образовано. Это очевидно не применимо к деятельности батальона имени Номана Челебиджихана, деятельность которого не только не пресекалась государством Украина, но и имела ярко выраженную проукраинскую и патриотическую окраску. Никаких доказательств того, что создание и существование батальона нарушали законодательство Украины, следствие не предоставило.

Также стоит критически отнестись к тому, что, по утверждению следствия, деятельность батальона имени Номана Челебиджихана имела цели, противоречащие интересам Российской Федерации. С нашей точки зрения, аннексия Крыма, а также прямое вооружённое вмешательство России в конфликт на востоке Украины, очевидно противоречащие международному законодательству и обязательствам России, имели прямые негативные последствия как для экономики Российской Федерации, так и для международного авторитета и положения нашего государства. Следствием агрессивных действий, предпринятых руководством Российской Федерации по отношению к государству Украина, стали многочисленные человеческие жертвы, военные преступления, преступления против личности и собственности на оккупированных территориях. Долговременные негативные последствия преступных решений руководства РФ в части агрессии по отношению к государству Украина в период с 2014 года и по настоящее время позволяют охарактеризовать эти действия как прямо противоречащие интересам Российской Федерации. В то же время, действия по противодействию агрессивной политике нынешнего руководства Российской Федерации можно расценивать как направленные на её благо. 

Кроме того, необходимо учитывать тот факт, что батальон имени Номана Челебиджихана был образован крымскими татарами для защиты права жить на своей исторической родине в том государстве, гражданами которого они являлись. Все предпринимаемые ими для этого действия, во-первых, имели своей целью защиту прав, гарантированных конституцией Украины, а во-вторых, совершались на территории Украины и имели последствия также для территории Украины — Крыма, но никак не России. 

Общие незаконность и необоснованность преследований крымских татар (как граждан Украины, так и получивших российские паспорта) по ст. 208 УК РФ в связи с обвинениями в участии в батальоне Номана Челебиджихана усугубляются тем, что по сути речь идёт о применении под видом правосудия репрессий против мирных граждан, фактически похищенных на оккупированных территориях Украины. 

Независимый правозащитный проект «Поддержка политзаключённых. Мемориал», продолжающий работу Программы поддержки политзаключённых Правозащитного центра «Мемориал», согласно Руководству по определению понятия «политический заключённый», находит, что уголовное дело против Айдера Умерова является политически мотивированным, направленным на упрочение либо удержание власти субъектами властных полномочий, а также в связи с его национальным происхождением. Лишение свободы было применено к нему в нарушение права на справедливое судебное разбирательство и иных прав и свобод, гарантированных Международным пактом о гражданских и политических правах, Европейской конвенцией о защите прав человека и иных свобод, а также в связи с его национальным происхождением. 

Независимый правозащитный проект «Поддержка политзаключённых. Мемориал» считает Айдера Умерова политическим заключённым, требует его немедленного освобождения и прекращения его уголовного преследования.

Признание человека политзаключённым не означает ни согласия Правозащитного проекта «Поддержка политзаключенных. Мемориал» с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Адвокат: Садыхова Кунел Самед кызы.

Как помочь

На нашем сайте вы можете сделать пожертвование для помощи всем политзаключённым в России.

Публикации в СМИ:

24 марта 2021 года. ZMINA. Челебиджихановцы: преследование крымскотатарских добровольцев стало новым трендом ФСБ

27 мая 2022 года. Крымскотатарский ресурсный центр. Российские военные похитили и вывезли в Крым жителя Херсона Айдера Умерова

Дата обновления справки: 07.07.2024 г.

Новости по теме

08 Июл, 2024 | 13:11

Мы считаем политзаключённым Айдера Умерова